Шаховские вести

Яндекс.Погода

воскресенье, 30 апреля

облачно с прояснениями+14 °C

Онлайн трансляция

В Шаховском музее состоялась встреча с поэтом Е.М. Чигриным

20 сент. 2016 г., 12:50

Просмотры: 93


В Шаховском историко-краеведческом музее прошла творческая встреча с Е.М. Чигриным, поэтом, лауреатом различных премий, в том числе Центрального Федерального округа за достижения в области культуры и искусства.

Корреспондент газеты «Шаховские вести» задала гостю несколько вопросов.

- Евгений Михайлович, с какими местами Вы связывайте формирование своей личности?

- Я родился на Украине, в детстве жил в Казахстане, Литве, снова в Малороссии, точнее под Винницей, в маленьком местечке Ладыжин. Кстати, рядом находилось еще одно местечко, точнее городок – Тульчин, который упоминается в «Евгении Онегине» и в котором располагался центр Южного общества декабристов. Там до сих пор сохранился замок графа Потоцкого, казармы Суворова и т.д. Вот из этих вишнево-абрикосовых мест я уехал на далекий остров Сахалин, точнее, в Южно-Сахалинск. Это перемещение было связано с романтической историей и в какой-то мере с неприкаянностью души и, разумеется, с некоторой книжностью: само слово «остров» звучало приманчиво. Тогда мне было 26 лет.

- На каких книгах Вы воспитывались?

- Ну, во мне много всего намешано, и не только славянского, но все-таки (как мне хотелось бы думать) доминирует принадлежность к России, русский язык. Хотя, я вполне понимаю и украинский. Насчет книг отвечать сложно, никто мной в этом смысле не занимался, тяга к чтению проявилась как-то сама собой, и читал я все, без разбору, много лишнего, но подсказать было некому. Надо сказать, что до упомянутых 26-лет я и живых писателей видел только по телевизору. Первая моя публикация появилась в областной молодежке. Обретаясь на острове, я посещал областное литобъединение, появились публикации в дальневосточных альманахах-журналах, много позже в столице: в «Юности», «Арионе», «Литературном обозрении», я даже стал лауреатом Сахалинского фонда культуры, но стихов – в моем сегодняшнем понимании - тогда не было. Короче говоря, я такой местечковый самородок, до всего доходил сам. Попал бы в Москву лет на 15-20 раньше, наверное, было бы все иначе. Оказаться в нужное время и в нужном месте – судьба не дозволила. Я прожил на островной земле больше 14 лет, это крайне оторванный от всего мир, если хотите – затерянный мир со своими правилами, запахами, даже время другое. Знаете, как написал в 1890 году про это классик А.П. Чехов: «Впереди чуть видна туманная полоса – это каторжный остров... Кажется, что тут конец света и что дальше уже некуда плыть. Душой овладевает чувство, какое, вероятно, испытывал Одиссей, когда плавал по незнакомому морю...». А в непосредственной близости от острова – многоцветная Япония. Кстати, моя первая заграница и была Страна Восходящего Солнца.

- Как Вы оцениваете состояние современной поэзии?

- Это слишком большая тема. Да и кто я такой, чтоб оценивать поэзию в таком объеме? Конечно, говоря о таких многослойных вещах, надо помнить, что русский язык в литературном отношении моложе западных, поэтому поэтические возможности еще не исчерпаны. С другой стороны, русская поэзия за 400 лет накопила такой запас, что дай Бог многим странам европейской цивилизации. Да и сегодня поэтический ландшафт небеден. Сколько замечательных авторов. Но, как страна распоряжается со всем этим современным богатством? Никак. Поэт – хранитель языка, где наши национальные программы, связанные с этим? Страна знает в лицо аферистов всех мастей, политиков, каких-то певичек, но она не знает своих поэтов. Неужели мы забыли, что поэт и сочинитель музыки ближе всех к небу и Богу? И это несмотря на то, что мы продолжаем оставаться самодостаточной литературной нацией, русская литература – самый известный брэнд в мире. Хотя, страну Карамзина, Пушкина, Баратынского, Достоевского, Толстого, никто не двигает: у нас нет таких проектов, а западные страны этим занимаются и выделяют большие деньги на продвижение своих писателей. Нынешняя жизнь, да и политика, работают на низведение культуры.

- На Ваш взгляд, в чем главные проблемы современного литератора?

- Нужны специальные гранты, например, в США существует фонд искусств, и он осуществляет ряд крупных поэтических проектов. Может быть, еще какие-то дореволюционные формы возродить. Не все же футбольные клубы покупать, да парижи-лондоны шокировать. Можно и о Морозове да Третьякове вспомнить. Что-то я не заметил хотя бы одного олигарха, создающего музей такого уровня. Да и воля государства должна, наконец, обозначиться. Тогда и возможности у творческих людей будут возрастать. Надо не забывать, что масскультура и шоу-бизнес имеют такие мускулы, такие формы давления, что такому делу, как некоммерческое творчество, состояться весьма сложно. Поэту надобны определенный взгляд на происходящее, благосклонность провидения. Искусство – это свод правил, заповедей. И попытки написать как-то иначе, ссылаясь на нечто новое – лукавые штучки. Все должно быть изысканно, закручено, колоритно. Ну и работоспособность. Это я себя критикую. Вот был такой композитор Телеман. Он написал больше двух с половиной тысяч произведений. Все это расписывалось для оркестра мгновенно и исполнялось. И это настоящее большое творчество. Некогда Василий Андреевич Жуковский говорил: «Жизнь и поэзия – одно». Сегодня так ультимативно сказать нельзя.

Тэги: