Шаховская. Новости

Яндекс.Погода

понедельник, 20 ноября

пасмурно0 °C

Онлайн трансляция

Подвиг панфиловцев: детали

02 нояб. 2017 г., 12:45

Просмотры: 133


Ко 2 ноября линия фронта на Волоколамском направлении стабилизировалась, немецкие части на две недели остановили свое продвижение.

***

Пятого ноября в Панфиловскую дивизию прибыла делегация московских рабочих и служащих. К самому большому празднику страны – годовщине Великой Октябрьской социалистической революции - делегаты привезли большое количество подарков. Бойцы рассказывали москвичам много эпизодов из своей боевой жизни. Каждый выступающий давал клятву не допустить фашистских бандитов до столицы.

***

После совещания делегаты еще долго беседовали с панфиловцами. Дивизионный клуб организовал выступление «Мы вернемся домой с победой». Встреча с московскими рабочими вызвала небывалый подъем среди красноармейцев, которые дали клятву не только не допустить врага к Москве, но и очистить всю советскую землю от фашистских гадов. После обеда у командира дивизии делегация рабочих и служащих выехала в другую часть.

***

15 ноября 1941 года 3-я немецкая танковая армия начала наступление на Клин. Советских резервов здесь не было, потому что они стягивались под Волоколамск. Сталин приказал Жукову силами 16-й и 49-й армий, а также 2-го кавалерийского корпуса под Волоколамском и Серпуховом нанести короткие контрудары по немецким позициям. Жуков, ссылаясь на то, что войска подготовились к обороне, и скоро предстоит наступление немцев, а также на нехватку сил, возразил против этого плана. Но ему было сказано, что решение уже принято и что остается только выполнять указание. Чтобы не спорить дальше с Жуковым, Сталин положил трубку и, несмотря на повторные звонки командующего Западным фронтом, не подходил больше к аппарату.

***

Командование Западного фронта отдало приказ 16-й и 49-й армиям нанести контрудары, согласно полученным указаниям. В обеих армиях это вызвало недоумение. Хотя Рокоссовский знал, что противостоящий противник уже изготовился к наступлению и что у него самого для нанесения контрудара не хватит сил, но вынужден был подчиниться. Соединения 4-й танковой группы фашистов отразили удары 16-й армии, нанеся ей чувствительные потери. В этих боях чуть не попал в окружение кавалерийский корпус Доватора.

***

Более успешными были контрудары против 12-го и прежде всего 13-го корпусов 4-й танковой армии и против 43-го армейского корпуса 2-й танковой армии. На этом участке фронта Красной Армии удалось нанести немцам тяжелые потери и тем самым предотвратить новое наступление правофланговых соединений 4-й армии.

***

К.К. Рокоссовский писал: на первых порах, пользуясь неожиданностью, нам удалось даже вклиниться километра на три в расположение немецких войск. Но в это время они начали наступление на всем фронте армии. Нашим выдвинувшимся вперед частям пришлось поспешно возвращаться. Особенно тяжело было конной группе Л.М. Доватора. Враг наседал на нее со всех сторон. Лишь благодаря своей подвижности и смекалке командира конники вырвались и избежали полного окружения».

***

В наступление К.К. Рокоссовский бросил 58-ю танковую дивизию, прибывшую с Дальнего Востока. В одной атаке дивизия безвозвратно потеряла 157 танков из 198 и 1731 человек убитыми и ранеными. Командир дивизии генерал-майор А.А. Котляров застрелился, оставив предсмертную записку: «Общая дезорганизация и потеря управления. Виновны высшие штабы. Не хочу нести ответственность. Отходите за противотанковое препятствие. Спасайте Москву. Впереди без перспектив».

***

В тот же день, 16 ноября, позиции немецкой 7-й танковой дивизии атаковали также 17-я и 44-я кавалерийские дивизии, прибывшие из Средней Азии. В ходе атаки противника по широкому полю 44-я дивизия погибла почти полностью, а 17-я потеряла три четверти личного состава.

***

Разбирая причины неудач 16-й армии, специалисты отмечали, что план наступления на Волоколамск в штабе армии разрабатывался спешно, в течение одной ночи, причем вопросы взаимодействия частей и их сосредоточения на исходное положение не были полностью продуманы; части вышли на исходное положение с опозданием (атака была назначена на 10 часов, а 24-я и 17-я кавалерийские дивизии, подошли к исходному рубежу только к 12:30; в 20-й и 44-й кавалерийских дивизиях было до 50% некованых лошадей, кованые лошади не имели шипов и т. п.; связь штаба армии с войсками была организована плохо; телефонная связь с 17, 24 и 44-й кавалерийскими дивизиями установлена не была, радиосвязь работала с перебоями; тылы кавалерийских дивизий еще в 8 часов 17 ноября (то есть на следующий день!) только тянулись на исходное положение; часть транспортных машин не имела горючего.

***

16 ноября немецкая 4-я танковая группа группы армий «Центр» перешла в наступление на волоколамском направлении в полосе обороны 16-й армии К.К. Рокоссовского. Немецкая 2-я танковая дивизия атаковала позиции 316-й стрелковой дивизии И.В. Панфилова.

***

Боевые группы 2-ой германской танковой армии, с которыми бились панфиловцы, имели задачу 16 ноября провести частное наступление для очистки высот восточнее Волоколамска. Был приказ: захватить д. Поповкино  (примерно в 7 км к северо-востоку от Волоколамска), д. Буйгород (в 10 км к северо-востоку от Волоколамска), занять высоты в районе деревень Рождествено (8 км к востоку от Волоколамска)- Лысцево  (в 9 км к востоку от Волоколамска)- Голубцово  (в 6 км к северо-востоку от Волоколамска), - Авдотино (в 5 км к северо-востоку от Волоколамска). Остановившись на двое суток на захваченных позициях, следовало подготовиться к большому наступлению в направлении Клина и Солнечногорска, чтобы войти в Москву по Ленинградскому шоссе.

***

2-я танковая дивизия фашистов была разбита на три группы: боевая группа № 1 состояла из стрелкового полка, танкового батальона, артиллерийского дивизиона и противотанковой роты. Боевая группа № 2 включала мотоциклетный батальон, разведроту, роту тяжелых и роту легких танков, артиллерийскую батарею. Боевая группа № 3 состояла из роты танков, артиллерийского дивизиона, дивизиона артнаблюдения, дивизиона залповых минометов.

***

По приказу № 30 от 14.11.1941 боевой группе № 1 в Y-время надлежало выступить из своего сектора охранения и занять высоты в районе Рождествено (8 км от Дубосеково)-Лысцево-Голубцово-Авдотино. Боевой группе 2 в Y-время следовало выступить из своего сектора охранения и атаковать противника перед фронтом боевой группы 3 в направлении Никольское-Нелидово, захватить Поповкино и Буйгород. При этом следовало зачистить местность с боевой группой № 3 от окруженных неприятельских групп. Боевой группе № 3 приказывалось перейти в наступление, как только натиск боевых групп 1 и 2 даст результат, зачистить местность перед своими прежними позициями совместно с боевой группой 2 до расположения боевой группы 1.

***

Приданной артиллерийской группе Фабиунке приказывалось поддерживать наступление всех трех боевых групп, особенно боевых групп 2 и 3. К боевой группе 2 придавалось передовое артиллерийское вооружение III-го дивизиона и 74-го артполка.

***

Начальный этап маршрута (от д. Красиково) боевой группы № 2 проходил слева от Дубосеково, а боевой группы № 1 (от д. Шитьково – 9 км от Волоколамска и 5 км от Дубосеково) – справа, то есть по другую сторону железной дороги. Переезд разъезда Дубосеково (117-й километр Рижского направления Московской железной дороги в 7 километрах к юго-востоку от Волоколамска), не предполагалось использовать ни одной из танковых групп, и разъезд на немецких картах даже не имел названия. Зону между продвижением двух танковых групп, вспомогательной группе № 3 надлежало зачистить от красноармейцев.

***

По распоряжению командующего 16-й армии генерал-лейтенанта К.К. Рокоссовского в полках 316-й стрелковой дивизии были созданы истребительные противотанковые отряды. Они комплектовались из добровольцев со всех подразделений дивизии.

***

Начальника политотдела 316 стрелковой дивизии

06.11.1941 г. докладывал в политотдел 16 армии:

«В дивизии созданы два дивизионных отряда истребителей танков по 40-50 человек и три отряда в стрелковых полках по 15 человек. В отряды брались только добровольцы. В нашей дивизии отряды действуют с 23-24 октября. Однако за все это время в непосредственных боевых действиях против танков противника отряды не участвовали. Было несколько попыток подойти к танкам противника, но эти попытки кончались неудачей».

 

***

«Деятельность отрядов по истреблению танков до настоящего времени ограничивалась разведкой в тылах противника, - докладывал начполитотдела, - истребители приносили много ценных документов, взяли 5-6 человек пленных, которые были направлены в штаб армии. Отряды истребителей вели ряд вооруженных столкновений с противником. Особенно успешные столкновения были в районе Жданово, Нелидово, где было уничтожено до 40 фашистов и захвачены трофеи. В настоящее время отряды по истреблению танков противника действуют в районе деревень Жданово-Нелидово и Калистово с задачей вести разведку, организовывать нападения на танки и взять языка.

***

Дивизии придано 28 октября пять взводов ПТР, которые распределены между полками 1075, 1073, - отмечал начполитотдела 06.11.1941 г., - но в связи с тем, что за последние 7-8 дней противник не вел активных наступательных действий, особенно танками, поэтому сообщать что-нибудь о боевых действиях взводов ПТР еще преждевременно.

***

На Нелидовское поле у разъезда Дубосеково отряд по истреблению танков был поставлен при непосредственном участии командира дивизии И.В. Панфилова. Об этом мы знаем из рассказа участника легендарного боя Г.М. Шемякина («Казахстанская правда» от 15 января 1944 г.) «Наступил решающий момент. Мы, вызвавшиеся из разных рот добровольно составить группу истребителей танков, готовили свои позиции - рыли окопы, маскировали окружающую местность. Смотрим, внезапно появился сам генерал.
- Тут не место для окопов, - сказал он. И разъяснил, что сюда обязательно могут налететь вражеские самолеты и, конечно, разбомбят. Он распорядился выдвинуться метров на 200 вперед и там укрепляться. Это было невдалеке от разъезда Дубосеково. Генерал-майор И.В. Панфилов лег на землю, осмотрел все кругом и сказал, что тут самое подходящее место».

***

Отряд по истреблению танков прикрывал с запада тыл четвертой и пятой рот, разместившихся по линии д. Ширяево – разъезд Дубосеково и прикрывавших с юга на дальних подступах Волоколамское шоссе.

***

Возможно именно потому, что отряд истребителей танков был дивизионным, то есть надполковым подразделением, командир полка полковник И.В. Капров, в чьей зоне ответственности действовал отряд, не упоминал его в своих воспоминаниях о бое 16.11.1941 г.

***

А.А. Ветков, в то время помощник начальника штаба полка, вспоминал, что 6-я рота занимала позиции у высоты 251. На левом фланге от д. Петелино был пулеметный взвод, который потом усилили полувзводом пехоты. Левее (то есть до отряда по истреблению танков на Нелидовском поле) около трех километров никого не было. Этому значения не придавали, поскольку там было заболоченное место, перелесок и это было как боевое охранение.

***

В Алма-Ате 2 января 1947 года майор Балтабек Джетпысбаев, который в ноябре 1941 года был помощником командира 5-й роты 2-го батальона 1075-го стрелкового полка, вспоминал, что их рота стояла за д. Ширяево, метрах в 500 от 4-й роты, в которой был Клочков. Соседи располагались у железной дороги, я стоял левее.

***

Согласно показаниям командира полка полковника И.В. Капрова, 4-й ротой 2-го батальона командовал капитан П.М. Гундилович, а политруком был В.Г. Клочков. В роте было 120—140 человек (по штату дивизии 04/600 в роте должно быть 162 человека). Перед готовящимся наступлением личный состав дивизии пополнили местами на две трети. Это были необстрелянные призывники.

***

Из немецкого журнала боевых действий за 16.11.1941: 06:15. 5-я танковая дивизия утром занимает поселок Шитьково (10 км от Волоколамска, расположен рядом с д. Шитьково), боевая группа № 1 второй танковой дивизии получает приказ занять Васильевское.

***

Из немецкого журнала боевых действий за 16.11.1941: 6:30 - команда к началу наступления. С 7:00 поддержка штурмовой авиации. 8:00 Морозово и Ширяево заняты танковой боевой группой № 1.

***

Из воспоминаний участника боя у разъезда Дубосеково И.Р. Васильева от 22 декабря 1942 года: «16-го числа с утра немец стал бомбить наш правый и левый фланги, и нам доставалось порядочно. Самолетов 35 нас бомбило».

***

В 7:00 противник открыл минометный огонь из района Жданово по Б. Никольское, Нелидово, Петелино (оперсводка № 68).

***

Противник в 8:00 16.1.41 на левом фланге 316 стрелковой дивизии повел наступление на Ширяево, Петелино (из донесения № 22).

***

Б. Джетпысбаев (5 рота) вспоминал: «С утра 16 ноября начали бой. У д. Ширяево было только боевое охранение, так что занять его врагу было не трудно. К нашим позициям подошли 4 немецких танка. Два из них подбили, два вырвались. Атака была отбита».

***

Из немецкого журнала боевых действий за 16.11.1941: 9:13 Боевая группа № 1 достигает Петелино. 10:12 Боевая группа № 1 достигает окраины леса 1 км севернее Петелино.

***

Контратаками панфиловцы удерживали окраины д. Ширяево. К полудню 16 ноября 1941 года деревня Ширяево была занята немцами, а 5-я рота отошла на новые позиции.

***

Из немецкого журнала боевых действий за 16.11.1941: 2-я немецкая танковая боевая группа к 10:00 захватила деревню Нелидово. В 11:00 овладела д. Бол. Никольское, 11:30 ведет наступление в районе высоты 251,0. 

***

Оставив высоту 251 остатки 6-й роты после атаки танков, по свидетельству командира 1075-го СП Капрова, отошли за насыпь железной дороги Москва-Рига.

***

А.А. Ветков об отряде истребителей танков 2-го стрелкового батальона:

«…В это время завязался бой за деревню Петелино. Мы увидели, что немцы наступают главными силами не на само Петелино, где стоял целый батальон, а левее, к дороге. Тогда направили в помощь героям человек пятьдесят. Больше мы не могли послать в тот момент… Когда подошли к ним, бой уже закончился. Немцы заняли первые окопы. Наша часть начала атаку. Немецкая рота была выбита, но потом мы получили приказ оставить этот рубеж, отойти на следующий. Выяснилось, что удар приняли на себя 15 бойцов истребительной группы танков во главе с политруком 6-й роты 1075-го стрелкового полка П.Б. Вихревым. Они уничтожили 5 танков противника. Все бойцы погибли, политрук, чтобы не попасть в плен, застрелился.

***

С утра подразделения третьей боевой группы гитлеровцев приступили к зачистке Нелидовского поля у переезда разъезда Дубосеково.

***

Воспоминание И.Р. Васильева: «С утра после воздушной бомбардировки колонна автоматчиков вышла в нашу сторону из д. Красиково через Нелидовский переезд. Когда они приблизились, сержант Добробабин, помкомвзвода был, свиснул. Мы по автоматчикам огонь открыли. Автоматчиков мы отбили. Уничтожили человек под 80».

***

Схожие воспоминания и у Г.М. Шемякина: «Утро 16 ноября было тихим, пасмурным, морозным. Оно началось, налетом вражеских бомбардировщиков, а затем сильным артиллерийским и минометным обстрелом. Не успел еще затихнуть грохот взрывов и рассеяться дым, как на траншею и окопы в атаку пошли автоматчики. Они считали, что после такой бомбежки и артобстрела никого в живых не может быть. Но мы отразили атаку».

***

Б. Джетпысбаев (5-я рота): Отбив очередную атаку противника мы заметили, что большинство танков пошло на позиции 4-й роты, к разъезду Дубосеково. Мы видели: танки поворачиваются, и туда идут. Там шел ожесточенный бой»

***

Немецкий журнал боевых действий: 13:30 16 ноября 1941 года: «Текущий доклад в 5-й армейский корпус: боевая группа 1 в бою с противником, который упорно обороняется на краю леса к югу от дороги, на линии севернее Ширяева – 1,5 км к югу от Петелино» (это позиции четвертой роты у разъезда Дубосеково, как уже отмечалось не обозначенного названием на картах гитлеровцев).

***

После сокрушительной атаки танковой группы, фашисты обыкновенно оставляли несколько бронемашин на поддержку пехоты, добивавшей противника, а сами бронированным кулаком шли на следующие позиции. И там происходило то же самое: наваливались всей мощью нескольких десятков танков, затем оставляли несколько машин в помощь пехоте для зачистки позиций противника, а танковая колонна двигалась дальше, чтобы не терять темп наступления.

***

Панфиловцы применяли такую методику: бойцы окапываются, держат оборону, и когда поступает приказ отступать, забирают оружие, раненых и отходят на расстояние 1-3 километра за вторую линию обороны. Пока эти солдаты набираются сил и роют траншеи, с врагом сражается линия обороны, ранее бывшая второй. Если до Москвы враг, прорывая нашу оборону, продвигался по 30-100 километров в день, то на участках, оборонявшимися панфиловцами, противник каждые полтора километра натыкался на новое сопротивление.

***

Не сумев прорвать оборону четвертой роты на подходе к железнодорожному разъезду Дубосеково, немецкие танки боевой группы № 1 решили зайти в тыл четвертой роты через Нелидовский переезд, Нелидовское поле и переезд Дубосеково. В конце Нелидовского поля колонна наткнулась на отряд истребителей танков.

***

Вспоминает Джетпысбаев: «Во второй половине дня подбегает один боец связной и докладывает, что четвертая рота просит помощи. У них людей мало осталось. Много убитых и раненых: «Мы впереди отбиваем атаки, а с тыла к нам идут немецкие танки. Танки обходят и вот-вот появятся сзади…»

***

Старожил Волоколамского района, жившая в 1941 году на разъезде Дубосеково Тамара Матвеевна Скобкина, указывая на дом, в котором жила ее семья рассказывала: «В этом доме мама меня родила. Когда война началась, мне уже годик был. Немцы Волоколамск захватили, и у нас советские бойцы поселились. Мать им портянки сушила, топила печку, обстирывала - говорю об этом, конечно, со слов мамы и брата Миши. Ему тогда было 14, он много мне про В.Г. Клочкова рассказывал. Клочков, когда к нам приходил, сразу к моей кроватке шел - брал на руки и тетешкал, игрался со мной. Матери говорил, что у него такая же дочка в Алма-Ате осталась. Говорил, что я очень похожа на нее».

***

Еще один старожил и в те времена житель Дубосеково Ольга Викторовна Макарова вспоминала: «Панфиловцы у нас стояли месяц. С продуктами у них было плохо. У нас было все, мать наша была запасливой. Солила не баночками, а кадушками. Из моей памяти никогда не выйдут анекдоты политрука В.Г. Клочкова. Бывало, чистим картошку для солдат, а он сядет на корточки и своими анекдотами смешил нас. Он для солдат был строг, и также любил их. Мы истопили баню, он старался, чтобы все помылись. В тот памятный день 16 ноября 1941 года в воскресенье политрук Клочков В.Г. и ст. лейтенант принесли связки баранок, стали раздавать солдатам, и вдруг вбегает солдат и говорит: "Танки!". Солдатам была команда по окопам, а нам - в укрытие. С Клочковым мы бежали вместе до окопов, что у погребов в Дубосеково, а мы в баню, оборудованную, как бомбоубежище».

***

Когда танки через Нелидовский переезд пошли в тыл четвертой роте, политрук В.Г. Клочков прибыл на позиции истребительного отряда по борьбе с танками на Нелидовском поле, чтобы поддержать обороняющихся. Встречаются сведения, что он выполнял приказ командира роты П.М. Гундиловича.

***

«После очередной атаки автоматчиков политрук Клочков подобрался к нашим окопам, стал разговаривать, - вспоминал И.Р. Васильев. - Поздоровался с нами. «Как выдержали схватку?» — «Ничего, выдержали». Говорит: «Движутся танки, придется еще потерпеть. Танков много идет, но нас больше. 20 штук танков, не попадет на каждого брата по танку». Мы все обучались в истребительном батальоне. В панику не ударились. «Ничего, — говорит политрук, — сумеем отбить атаку танков: отступать некуда, позади Москва».

***

«Приняли бой с этими танками, - вспоминает И.Р. Васильев. - Начали выскакивать из окопов и под танки связки гранат подбрасывать. На экипажи бросали бутылки с горючим. Что там рвалось, не знаю, только здоровые взрывы были в танках. Мне пришлось два танка подорвать тяжелых. Мы эту атаку отбили, Много танков уничтожили. Танков пять отступили в сторону Нелидово-Жданово.

***

«Политрук Клочков заметил, что движется вторая колонна танков, и говорит: «Товарищи, наверное, помирать нам здесь придется. Пусть родина узнает, как мы деремся, как защищаем Москву. Отступать нам некуда», - вспоминал И.Р. Васильев. - Когда приблизились танки, Клочков выскочил из окопа с гранатами. Бойцы за ним. В этой атаке я два танка подорвал — тяжелый и легкий. Танки горели. Потом под третий танк я подобрался с левой стороны. С правой стороны Мусабек Сингербаев — казах — подбежал к этому танку. В этом бою меня ранило. Получил три осколочных ранения и контузию».

***

«На меня двинулись сразу две вражеские машины. Под одну я бросил гранату и перебил ей гусеницу. Другая же двигалась вперед и вот-вот подомнет под свои гусеницы. Я падаю в окоп, над головой заскрежетали гусеницы. Только танк перешел мой окоп - бросаю в него бутылку с горючей жидкостью. Танк факелом запылал, раздался взрыв страшной силы. Я потерял сознание. Очнулся и не могу понять: где я и что со мной. «Ну, этот будет жив», - сказал человек в белом халате, стоявший около моей койки. Оказалось, что я в госпитале»,- вспоминал рядовой Г.М. Шемякин.
***

- Я вдвоем в окопе был с Сенгирбаевым, - вспоминал И.Р. Васильев. - Он все учил меня: "Не спеши, Васильев. Идет танк - пусть идет. Он не в сторону идет - на тебя идет. Значит, все равно он с тобой не разминется, успеешь еще встретиться! Но когда подпустишь его совсем близко - знай, он тут слепой! Вот и бросай в него бутылку из окопа! На броню, в башню!" Три танка мы с Мустафой так зажгли, а перед четвертым его убило. Враз. Охнуть не успел. Ну, я и озверел. Помню, подумал только: "Мустафа, друг, не пропущу их дальше! Никуда!" Выскочил из окопа как был в гимнастерочке - мы с Мустафой шинели еще раньше скинули, чтоб они не мешали нам, - и ка-а-ак ахну последнюю бутылку!»
***
К вечеру истребителям танков бой пришлось прекратить. Ни гранат, ни бутылок с горючей смесью, ни патронов для противотанковых ружей не осталось. Почти все погибли. Оставшиеся в живых отошли за железную дорогу, хотели присоединиться к четвертой роте. Но рота уже погибла под огнем новых шестиствольных гитлеровских минометов. На разъезде хозяйничали немецкие автоматчики. Панфиловцы закрепились на краю разъезда, где складировались шпалы. Отсюда они отстреливались до глубокой ночи, а потом попытались прорваться к своим.

***

Заняв позиции отряда по борьбе с танками, гитлеровцы даже не стали преодолевать переезд (с той стороны переезда уже добивали красноармейцев солдаты 3-ей боевой группы. Фашисты проутюжили окопы панфиловских истребителей танков своими гусеницами, и, вместе со своей похоронной командой и ремонтниками техники, убыли на ужин, греться и спать на подготовленные позиции в д. Жданово.

***

О.В. Макарова вспоминала: после минометного обстрела и гибели четвертой роты, немцы вошли в Дубосеково. Выгнав из бани, выстроили нас в шеренгу. Нашли в бане наши винтовки - в бригаде путевых обходчиков все, в том числе и я, с ними ходили. 16 винтовок польских, и этими винтовками нас били. Потом обстреливали уцелевших за штабелями шпал панфиловцев. Бой продолжался до 11 часов вечера.

***

По показаниям майора А.А. Веткова рубеж, который зашищали истретители танков, был оставлен ночью с 16 на 17 ноября. По показаниям комполка Капрова от четвертой роты уцелело всего 20-25 человек во главе с ротным из 140 человек. По свидетельству Джетпысбаева из 75 человек его 5-й роты из боя вышли только 15. Из отряда истребителей танков уцелело шесть бойцов.

***

По показаниям председателя Нелидовского сельского совета Смирновой, бой панфиловской дивизии у Нелидово и разъезда Дубосеково был 16 ноября 1941 года: «Во время этого боя все наши жители, и я тоже в том числе, прятались в убежищах. В район нашего села и разъезда Дубосеково немцы зашли 16 ноября 1941 года и отбиты были частями Советской Армии 20 декабря 1941 года. В это время были большие снежные заносы, которые продолжались до февраля 1942 года, в силу чего трупы убитых на поле боя мы не собирали и похорон не производили. В первых числах февраля 1942 года на поле боя мы нашли только три трупа, которые и похоронили в братской могиле на окраине нашего села. А затем уже в марте 1942 года, когда стало таять, воинские части к братской могиле снесли еще три трупа».

***

По архивным данным МО СССР, весь 1075-й стрелковый полк 16 ноября 1941 года уничтожил 15 (по другим данным — 18) танков и около 800 человек личного состава противника. При этом учитывались только безвозвратные потери танков, те, что сгорели или были разбиты до основания и не подлежали ремонту. Противотанковые средства истребительных отрядов в большинстве случаев лишь временно выводили из строя немецкие танки (например, при подрыве гусениц танка или их разрушения выстрелами ПТР). Выведенных из строя танков, которые считали бойцы и указывали в донесениях, было почти вдвое больше.

***

Потери 1075 полка, согласно донесению его командира, составили 400 человек убитыми, 600 человек пропавшими без вести, 100 человек ранеными.

***

За потерю управления полком, командир полка полковник И.В. Капров и военком Мухомедьяров были временно отстранены от занимаемых должностей и восстановлены лишь после того, когда дивизия вышла из боев и находилась на отдыхе и доукомплектовании. В 1942 году — командира уже 238-й стрелковой дивизии - Капрова отстранили от командования вторично, но потом также восстановили, так как ценили за личное мужество и большой боевой опыт. Вместе с Панфиловым он воевал еще в гражданскую.